Роман Авдеев (avdeev_roman) wrote,
Роман Авдеев
avdeev_roman

Categories:

Ужесточение наказаний не снизит преступность, но породит армию рецидивистов.

На днях депутаты Госдумы вышли с предложением снизить возраст привлечения к уголовной ответственности несовершеннолетних, мотивируя это жестокостью совершаемых подростками преступлений. За совершение тяжких преступлений парламентарии предлагают отправлять в колонии детей с 12-летнего возраста, за все прочие нарушения закона - с 14 лет.
По словам члена комитате Госдумы по конституционному законодательству Владимира Поневежского, в последнее время количество тяжкий преступлений, совершаемых подросткам до 14 лет, значительно увеличилось, однако их невозможно привлечь к ответственности по действующему законодательству. Парламентарий уверен, что малолетних преступников будет останавливать страх перед серьезным наказанием.


Я лично категорически против того, чтобы снижать возраст наступления уголовной ответственности с 14 до 12 лет. Попробую обосновать свою позицию.

Сторонники такого решения ссылаются на пример Великобритании, у которой есть опыт уменьшения возраста уголовного преследования, а это развитая демократическая страна.
Да, это правда. Есть еще ряд европейских стран, где уголовная ответственность наступает с 10 или 12 лет, а в некоторых штатах США дети, совершившие особо тяжкое преступление, могут быть приговорены к пожизненному заключению.

Но все дело, как всегда, в нюансах. В Европе малолетних преступников сажают не в тюрьмы, а в специальные исправительные учреждения. Там, конечно, строгий режим, но это точно не тюрьма и даже не детская колония.

Безусловно, меня тоже пугает, что у нас все больше появляется отморозков в 12 лет. И депутаты, видимо, на эту статистику реагируют привычным для них способом. Но тогда нужно ставить вопрос более решительно – давать пожизненные сроки. А может их вообще надо расстреливать?
При Сталине в 1935 году уже практически до этого дошли, когда приняли постановление, разрешающее привлекать подростков к уголовной ответственности с 12 лет. Но детская преступность только росла.

Поэтому ключевой вопрос заключается в том, хотим ли мы просто отмщения, или хотим с этой преступностью справиться?
Не надо испытывать иллюзий: если мы сажаем ребенка в тюрьму, то при нашей системе исполнения наказаний, понятно, что на выходе мы получим рецидивиста. В 12 лет он попадет в детскую колонию, а потом во взрослую тюрьму и будет не только потерян для общества, а станет опасен для него. Можно посадить всех несовершеннолетних правонарушителей, но это не решит проблемы. Они лишь станут заложниками системы и не смогут уже никогда вернуться к нормальной жизни.

Вот об этом надо задуматься. Но мы предпочитаем не копать вглубь, а бьем по верхам. Хотя все реально понимают, что тюрьма еще никого не исправила, а строгость наказания не останавливает преступников.

Мне кажется, что депутаты как-то стыдливо оставляют за скобкой вопрос, почему ребенок в 12 лет стал отморозком. А ведь в государстве выстроена целая система воспитания, есть органы опеки, психологи, школа, участковые, в конце концов. На это из бюджета тратятся огромные деньги, но тогда надо признать, что вся эта система не работает, а деньги просто уходят в песок.
Ставлю вопрос ребром: если ребенок в 12 лет готов совершить убийство с особой жестокостью, то виноват ребенок или общество? Ответ очевиден – конечно, общество. Так может, по словам Жванецкого, «в консерватории что-то поправить надо?»

На мой взгляд, сталкиваясь со статистикой подростковой преступности, нужно думать о профилактике, правильно ставить задачу перед органами опеки, полицией. Иными словами, решать проблему по существу, а не идти по самому простому, но не эффективному пути.
Согласны со мной?


Tags: воспитание, давайте обсудим, дети, общество, перспектива
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 264 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →