September 21st, 2011

springtime

Неудобная история-4: Куликовская битва.

Мой интерес к истории обусловлен не в последнюю очередь тем, что она обычно далека от приглаженной картинки из учебников. Часто к тому же она довольно неудобна, если не «некрасива», поскольку отвечает на вопросы вовсе не так, как хотелось бы.
Я уже писал о роли мифов, о том, что большинству народов «положено» иметь великое славное прошлое, без изъянов и сомнений. Лично я в сомнениях вижу только пользу, они учат думать. Взять хотя бы еще один день «воинской славы России» - Куликовскую битву.



Говорить о том, что это была битва объединенных русских сил против татаро-монгольского ига, на мой взгляд, неправильно. Пошел мятежный военачальник Мамай, сам себя провозгласивший ханом, на Русь пограбить. Дело обычное. А великий князь Дмитрий воспротивился – и так дань платим, хотя уже нерегулярно. К тому же есть хан Тохтамыш, чингизид, к апрелю 1380 года сумевший установить контроль почти над всей Ордой. Кто такой теперь Мамай?
За Дмитрием пошли некоторые литовские князья, но не несчастный Олег Рязанский, чья земля лежала первой по дороге из Степи. Так что состав войска великого князя был довольно пестрым, не говоря уже о том, что в той же его коннице служило немало наемников-татар.
Я бы сказал по-другому: не вся Русь пошла за Донским, но те, кто признал его объединительную роль, тот и стал костяком будущей России. Борьба за главенство была жестокой, особенно активную роль в противоборстве с Москвой и до Донского, и после играла Тверь. Однако Дмитрий сумел выиграть главный раунд этой борьбы, сохранив ярлык на великое княжение, усмирил и рязанского князя, метавшегося от Москвы к Орде. И в этом прежде всего и состоит его значение как политика.
Collapse )