January 22nd, 2013

we are together

Чем и как живет большая семья?

Банкир Роман Авдеев— известный человек и среди бизнесменов, и...среди усыновителей. 45-летний владелец "Московского кредитного банка" — отец 23 детей: 4 родных и 19 приемных. Сайт 7я.ру спросил о том, чем и как живет такая большая семья.

— Роман, с чего все началось — что это был за импульс?

— Вопрос очень простой. Я пробовал помогать детским домам — это совершенно бесполезно. Не потому, что там плохо с детьми занимаются, и не потому, что там педагоги какие-то плохие, люди злые — наоборот, там много фанатов своего дела. Просто сам формат такой, что не учит детей жить самостоятельно после детского дома, дети не социализируются. Соответственно я себе задал вопрос: "Как еще можно двигаться в этом направлении?". И 10 лет назад начал усыновлять.

— Как вы понимаете, какой именно ребенок — ваш?

— Если есть готовность принять ребенка, то мы никого не выбираем. У нас есть принцип: мы усыновляем совсем маленьких, младенцев. Ведь все в ребенке, в принципе, закладывается до 3 лет. И еще больше, чего мы не видим и не осознаем, закладывается до года — здесь условия развития, внимание, уход очень важны. Мы просто для маленького ребенка больше можем сделать, больше успеем. Я часто общаюсь с теми, кто хочет усыновить. Иногда говорят: "Мы хотим постарше, а то на малыша уже сил нет". Но тут нужно определиться: вы хотите принять ребенка в семью — или не хотите. Если да, то это какой-то странный подход — сил нет.


— Да, сил нужно много. Роман, вы обсуждаете с семьей решение усыновить очередного ребенка?

— Это не может быть только мое решение. Я считаю, что поддержка семьи — супруга, супруги — тут главное. Иначе это совершенно бессмысленно. Я рад, что моя супруга Елена меня поддержала. Но она была внутренне готова: когда мы поженились, у меня уже было 12 приемных детей. Начал процесс усыновления я с женой, которой сейчас нет в живых.

— Бывает и такая ситуация: женщина хочет усыновить ребенка, обдумывает это, а мужчина — против.

— Значит не нужно этого делать. Нужно быть готовыми: если желания принять этого ребенка у обоих супругов нет, тогда не надо. Тут ключевое слово — принять.

— А теоретически можно как-то подготовить мужчину, склонить его на свою сторону?

— Теоретически можно все. Эдисон говорил, что теоретически можно взять человека, разобрать его на молекулы, передать по проводам, а с другой стороны собрать — в общем, никаким физическим законам это не противоречит. Это сложный вопрос, очень сложный. Человек должен дойти до решения об усыновлении сам. Вот так целенаправленно взять, подготовить, сходить к психологу — на мой взгляд, это не работает. Это вовсе не значит, что люди, которые не готовы усыновить, плохие. Нет, у каждого своя жизнь. Я никого не призываю усыновлять.

— А если речь о бездетной паре, когда для женщины появление ребенка в семье становится принципиальным вопросом?

— Что это за семья, где люди не могут договориться по ключевым вопросам? Семья — это постоянные договоренности, уважение, умение слышать друг друга.

— Когда вы только начали усыновлять, было непонимание: зачем тебе, зачем так много?

— Конечно, спрашивали. Мне и до сих пор пишут, скажем, на сайт: "Да все понятно, это он так от налогов уходит". Много разного пишут. Я совершенно спокойно к этому отношусь: не понимают — и ладно.

— А близкие?

— Родители меня поддерживают. Честно говоря, я особенно это не обсуждал: не собирал всех родственников — вот, посоветуйте, как лучше сделать. Это же все равно решение одной семьи. С родителями я это обсудил после того, как мы все с супругой решили. Им страшно, конечно, они высказывают разные опасения — но поддерживают.

Collapse )