January 30th, 2013

philosophical outlook on life

Право на убийство...


Когда сейчас нам что-то в жизни кажется само собой разумеющимся, иногда полезно обернуться назад и посмотреть, а так ли это на самом деле. Например, сейчас народ может контролировать власть президентов, премьеров и прочих, которые по сути – чиновники, облеченные полномочиями от того же народа. Или хотя бы имеет на это право: через парламент, вотумы недоверия, избирательные процедуры. Или уж точно имеет право думать, что он такое право имеет. А вот верховная власть права думать, что она божественна и не подлежит никакой критике и ограничениям, не имеет совсем.

Все это началось не так давно – неполных 400 лет назад, когда 30 января 1649 г. англичане впервые в истории обвинили, судили и казнили своего короля Карла I. По Европе прокатился шок. Составить заговор, отравить, убить из-за угла королевских особ – это было дело обычное, и профессия монарха всегда была одной из самых опасных, но чтобы судить от имени всего народа, черни, да еще за то, что король «злоупотреблял» своей королевской властью, было совершенно неслыханным делом. Ужаснулись навсегда королевские дворы и знать, а незнатные, «неблагородные» запомнили и подняли головы.

С Карлом в принципе все понятно, как человека его даже жалко. Он был первым королем на плахе и так и не понял, как могло это произойти. Виноваты были кто угодно, но только не он сам, рожденный повелевать и считавший оскорбительной саму мысль об ограничении его власти. «То, что я должен умереть как Король, от рук своих собственных подданных, жестокой и внезапной смертью, в расцвете своих лет и своего царствования… вполне возможно по человеческим соображениям, поэтому Бог научил меня не ожидать ничего другого…», – пишет он в ожидании казни – и больше ничего. «Я не знаю, каким образом король может превратиться в обвиняемого». Карл отказался признавать законность суда, кстати, обвинявшего его не в том, что он король, а в том, что он «тиран, изменник, убийца и публичный враг». Ответственность перед подданными ему представлялась унижением, необходимость считаться с ними – нравственным падением.

Collapse )