April 8th, 2013

Something strange

Насилие во благо?

Возможно ли общество без насилия? Сам этот вопрос может послужить поводом не только для размышлений, но и для позитивных изменений в жизни людей. Я полагаю, что суть всякого насилия – в подавлении свободной воли человека. Общеизвестное архетипическое проявление насилия – власть отца, а также – власть закона и его представителей. Я бы сказал, что элемент насилия неизбежен и в воспитании детей, поскольку родители, по идее, обладают разумным и волевым превосходством над ребенком. Так что в этом смысле общество без насилия невозможно, и можно даже говорить о правомерности насилия. И все же я бы заменил здесь слово «насилие» словом «принуждение». Речь здесь должна идти исключительно о некоем минимуме - принуждении согласовывать собственную волю с разумными нормами общежития, но не о принуждении следовать традициям, авторитетам и т. д.

Но есть и другая сторона дела. Насилие, каким бы оно ни было, все же находится вне пределов морали, которая начинается там, где кончается насилие. Мы постоянно являемся свидетелями попыток нравственного обоснования насилия. При этом людей разделяют на добрых и злых. Считается, что уничтожение носителей зла и есть уничтожение самого зла. Но вот Апостол Павел полагал иначе: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6, 11-12). Борьба против духовных сил зла не есть борьба против людей («против крови и плоти»).

Ведь человек по своей природе морально амбивалентен (абсолютно уверенная в себе святость святостью не является), и принципиально каждый человек может быть добрым, но вряд ли только с помощью насилия над человеком можно побудить его к добру. Кто столь безгрешен, что может безошибочно судить о добре и зле и принимать решение о насилии по отношении к кому-либо? В евангельском рассказе Иисус, призванный фарисеями осуществить правосудие, отказался быть судьей над женщиной, уличенной в прелюбодеянии и подлежащей, согласно Торе, избиению камнями. По сути, Иисус, как человек, отказался выступить полномочным представителем добра, призывая людей не бросать камни в предполагаемую жертву, а обратить внимание на собственную греховность.

Collapse )