August 21st, 2013

Rubik"s cube in flight

Спустя 20 лет


Через 20 с лишним лет после трагифарса ГКЧП на экзамене у моего знакомого преподавателя МГУ, историка, студент мычит: «Ну, это было… Тогда, когда… Еще в  прошлом веке, наверное?» А ученая дама, растерявшись от глубины таких познаний, не может отогнать от себя картину, как она намертво стоит в двери перед мужем-романтиком, рвущимся «защищать демократию», а в соседней квартире орут: «Горбач – ….! Стрелять гадов!» И это было в прошлом веке?

Для многих история августа 91-го – еще эпизод жизни, для многих – уже страница в учебнике. Она подернута дымкой времени, которое не повернешь, а те же историки все бы да кабы не любят больше всего. Те три дня выглядят перевернутой страницей, хотя до сих пор, по соцопросам, половина народа вроде как «за», половина «против». Чего? И даже это непонятно. Попытку ГКЧП представляли путчем, переворотом, удивляясь его непоследовательности и нерешительности, попыткой сохранить Союз, в результате которой все развалилось быстрее, чем могло бы – и опять это бы… С другой стороны, где видали путчистов, которые бы делегацией помчались к свергнутому руководителю страны? Зачем? За советом?

С того времени много чего было объяснено и понаписано. То ли готовили чрезвычайку с зимы, то ли нет. То ли думал о ней Горбачев, то ли не думал. То ли хотел сохранить Союз – пусть и в виде Союза суверенных государств, то ли лелеял мысль закрутить гайки, отсрочить как-то распад всего и вся. То ли просто дураки эти солидные партчиновники в чинных костюмах, невразумительно выражающие надежду «поработать еще» с молчащим генсеком, то ли спасители-неудачники.

Collapse )