September 14th, 2013

what say?

Нужны ли такие победы?


14 сентября 1829 г. Россия и Турция подписали очередной мирный договор – Адрианопольский (второй по счету). К этому времени история противостояния Третьего Рима с бусурманами, врагами рода христианского, насчитывала не одно столетие. Где-то с конца XVI в., после завоевания Турцией Крыма, с момента, когда набеги и разбои уступили место государственным кампаниям, и до Первой мировой, которая тоже не смогла обойтись без Кавказского фронта, два соседа жили как кошка с собакой, начиная очередную войну в среднем каждые 20 лет. Практически все они так или иначе заканчивались победой России, за которой, однако, не следовало прочного мира. И все повторялось снова.

Мир, заключенный в Адрианополе, и по сей день рассматривается как «крупная победа русского оружия и дипломатии». Россия приобретала дельту Дуная, длинный участок черноморского побережья, получала особые права для русских в Турции, контрибуцию и т.д. Одним из основных моментов было то, что султан признал переход к России Грузии, Имеретии, Мингрелии, Гурии, а также Эриванского и Нахичеванского ханств (переданных Ираном по Туркманчайскому миру 1828 г.). Цитируя советские и постсоветские энциклопедии, Адрианопольский мир завершил присоединение к России основных территорий Закавказья, Турция же лишилась на побережье и всем Кавказе своих опорных пунктов. Победа?

Активность России на Кавказе сразу же резко возросла. Ее роль поначалу казалась традиционной: пришли к диким и неразумным великие соседи, принесли с собой порядок и закон, культуртрегерство по образцу Поволжья, Сибири, да мало ли чего еще. И исход событий ожидался в привычных рамках: сопротивление – покорность. Но разве могло так быть на Кавказе, пестром, неуправляемом, непредсказуемом для себя самого, больном зубе для всех, кто пытался там повелевать?
Collapse )