December 5th, 2013

Rubik"s cube

"Я лично в государственные аптеки не хожу"

В минувшем августе аптечная сеть "36,6" продала за 5 млрд руб. свой производственный бизнес — компанию "Верофарм" — основному владельцу Московского кредитного банка (МКБ) Роману Авдееву. Сделка позволила "36,6" снизить долговую нагрузку и договориться на прошлой неделе о слиянии с другим аптечным оператором — A.v.e Group (бренды "Горздрав", "Стар и млад", A.v.e). В интервью "Ъ" РОМАН АВДЕЕВ, являющийся также соинвестором фонда Hi Capital, одного из акционеров "36,6", рассказал, останется ли "Верофарм" публичной компанией, почему МКБ не должен управлять аптечным бизнесом и по какой цене имеет смысл проводить IPO банка.

— В последние месяцы ваше имя часто упоминается в новостях, связанных с производством и продажей лекарств. Как получилось, что ваши интересы пересеклись с фармацевтическим рынком?

— Как банк мы всегда занимались этим сектором. К тому времени, когда у акционеров "36,6" встал вопрос о продаже "Верофарма", мы этот актив уже хорошо знали, так как были вовлечены в его кредитование. Поэтому готовы были быстро совершить эту сделку. Могу сказать, что год назад мы об этом еще даже не думали.

— Год назад в это время был другой претендент на "Верофарм" — АФК "Система".

— Мне об этих переговорах ничего не известно. В тот момент я о них ничего не знал. Мы работали с клиентом (аптечной сетью "36,6".— "Ъ") как банк, и нам было совершенно понятно, что клиенту нужно снижать долг, чтобы иметь возможность дальше развиваться на достаточно динамичном и перспективном рынке аптечных сетей. И продажа "Верофарма" была хорошим выходом из этой ситуации. Нам было понятно, что к этому клиент придет.

— Инициатором сделки были вы или акционеры "36,6"?

— Вы знаете, это был взаимный процесс. Мы себя не навязывали. Но изначально само предложение исходило от них. Я с владельцами "36,6" давно знаком. У нас был нормальный рабочий контакт. В результате вся сделка заняла где-то месяц.

— А когда вы познакомились с основателями "36,6" Артемом Бектемировым и Сергеем Кривошеевым?

— Тогда, когда они стали у нас кредитоваться. Это был, кажется, 2009 год.

— Вы ранее говорили, что считаете "Верофарм" перспективным активом. Но бизнес компании, как видно из ее финансовых показателей, идет по нисходящей: в январе—июне 2013 года выручка снизилась на 25%, до 2,4 млрд руб., операционная прибыль — на 35%, до 655 млн руб. Можете подробнее объяснить, в чем вы видите перспективы "Верофарма"?

— Если бы мы покупали компанию с целью перепродать ее завтра, то нам было бы важно понимать, сколько она может стоить через год. Я же говорю о перспективах, которые мы видим на ближайшие пять лет. Хотя я уверен, что и в следующем году прибыль и выручка "Верофарма" будут расти. Мы ожидаем, что резкий рывок произойдет, когда будет запущена инвестиционная программа, которой мы очень довольны, и начнет работать новая производственная площадка "Верофарма" (запуск производственного комплекса по выпуску готовых лекарственных форм во Владимирской области запланирован на этот месяц.— "Ъ").

— Правильно ли я понимаю, что ближайшие пять лет вы "Верофарм" продавать не намерены?

— Для нас это стратегическая инвестиция, но если вдруг кто-то предложит за этот актив хорошую цену, то я не буду против его продать. Когда эта сделка произошла, было очень много звонков с предложениями небольшой премии от тех, кто считал, что вот опять банкиры себе что-то купили и теперь не знают, что с этим делать. Но мы понимаем, что с ним делать. Мы понимаем ту инвестиционную программу, которая есть, мы понимаем стратегию развития и мы доверяем менеджменту, который это будет реализовывать (гендиректором "Верофарма" остается Марина Пенькова.— "Ъ").

Collapse )