January 21st, 2014

philosophical outlook on life

Взгляд в будущее

Николай Васильевич Гоголь – наверное, одна из самых загадочных фигур в мировой литературе. Возможно, одним из объяснений этого может быть то, что Гоголь по-своему совместил в своем творчестве культурные, социально-экономические противоречия, отмечавшие в то время ход западной и российской истории.

Отправляясь в Петербург, Гоголь мечтал о каком-то своем великом призвании в служении России. Правда, мечтал он о карьере государственного служащего, а не писателя. Послужив в министерстве уделов, побывал Гоголь и в роли профессора кафедры всеобщей истории в Петербургском университете. Однако его профессорская деятельность оказалась неудачной. Сохранились свидетельства о неудачной профессуре Гоголя, студентам не нравились его лекции, среди них, кстати, был тогда и И.С. Тургенев. Гоголю пришлось оставить профессуру. В одном из своих писем Гоголь писал: «Я расплевался с университетом, и через месяц опять беззаботный казак. Неузнанный я взошел на кафедру и неузнанный схожу с нея…» . Но самое главное, конечно, то, что он не переставал писать и издавать свои сочинения.

Когда Гоголь находился в пике известности и популярности в России, в его душе происходило нечто такое, что заставило его впоследствии отказаться от собственного литературного творчества. Гоголю казалось, что он призван не к литературе, а к чему-то другому. Им овладевали покаянные настроения, стремление очиститься от скверны, смирение и самоуничижение кающегося «грешника». Судьба в то время свела писателя с ржевским протоиереем о. Матвеем Константиновским, который всячески укреплял убеждение Гоголя в том, что вся его литературная деятельность пагубна и греховна. Писатель видел себя в роли моралиста и религиозного исповедника. Когда была издана книга «Выбранные места из переписки с друзьями», которую сам писатель тогда считал своей «единственной дельной книгой», она была критически встречена даже людьми консервативного образа мыслей. Да, Гоголь был далек от достижений современной ему западной философской, политической мысли, и его интересы обращались к какому-то доренессансному прошлому народов. Я думаю, что сегодня вполне очевиден тот урок, который преподнесла человечеству история 20–го столетия: духовная сила человека, религия, мораль могут изменить человека, но не могут изменить государство, поскольку механизм никогда не сможет стать организмом, тем более духовным. Душа человека и государство – совершенно различные ипостаси, до карикатурной противоположности различные.

Collapse )