Роман Авдеев (avdeev_roman) wrote,
Роман Авдеев
avdeev_roman

Category:

Плотин – философ повседневной жизни...

Зная, что для тех, кто заглядывает на страницы моего блога, философская тематика уже в порядке вещей, я решил еще раз обратиться к фигуре Плотина - великого языческого философа-мистика поздней античности, оказавшего существенное влияние на христианскую теологию и философию. Мне хотелось бы всего лишь обратить внимание на ряд тем, которые побудили меня к серьезным размышлениям.

«Плотин, философ нашего времени, казалось, всегда испытывал стыд от того, что жил в телесном облике, и из-за такого своего настроения всегда избегал рассказывать и о происхождении своем, и о родителях, и о родине. А позировать живописцу или скульптору было для него так противно, что однажды он сказал Амелию, когда тот попросил его дать снять с него портрет: «Разве мало тебе этого подобия, в которое одела меня природа, что ты еще хочешь сделать подобие подобия и оставить его на долгие годы, словно в нем есть на что глядеть»?».

Так начинает Порфирий, ученик Плотина, рассказ о жизни своего учителя. Публику всегда задевает разрыв философа с повседневным, общепринятым образом жизни и мыслей. Однако если здесь можно говорить о «диагнозе», то он присущ целой эпохе (Плотин жил в 3 в. н. э.), когда и язычники, и христиане испытывали своего рода отвращение к телесному. Человек ощущал внешний мир как нечто чуждое душе, а себя самого – как узника этого мира. Но отвращение от тела в философии Плотина есть лишь одна из сторон духовного опыта.

Интересный, ставший легендарным случай рассказывает Порфирий:
«А когда однажды Амелий, человек очень богобоязненный, всякое новолуние и всякий праздничный день ходивший по всем храмам, предложил и Плотину пойти с ним, тот сказал: «Пусть боги ко мне приходят, а не я к ним!», но что он хотел сказать такими надменными словами, этого ни сам я понять не мог, ни его не решился спросить».

Плотин, языческий философ, весьма далекий от идеи спасения во Христе, однако, столь иронично относился к традиционным языческим культам, поскольку главное для него – обретение Бога не в храмах, а в себе самом. Но обрести Бога означает для Плотина почувствовать себя единым со всем. Плотин учил о том, что моментально, погрузившись в себя, человек может достичь этого уровня. Правда, для этого человек должен очень многое в себе изменить. Этому посвящены многие страницы «Эннеад». Вот одно из описаний такого экстатического состояния у Плотина:

«Так случалось много раз: как бы восходя из собственного тела в самого себя, самососредоточившись и отвратившись от всего внешнего, я созерцал чудесную красоту, превосходящую все, что когда-либо было явлено в нашем мире; становясь причастным истинной жизни, обретая единство с божественным, в этом дивном своем состоянии я духовно достигал верховных сфер. Но, увы, наступал момент, когда дух нисходил в область рассудка, и, вспоминая о своем пребывании в сверхчувственном мире, я задавался вопросом, в чем причина моего падения, как душа вошла в мое тело и каким образом она, уже находясь в теле, все равно остается высшей сущностью».
Интересно, что в христианской литературе можно найти сопоставление экстаза Плотина с экстазом Св. Павла, где Апостол говорит о себе как о некоем другом человеке – «человеке во Христе», восхищенном до третьего неба (2 Кор. 12, 1-4).

А вот еще над чем, по моему мнению, следует задуматься. Есть такой вид состояния сознания, как созерцание, которое часто понимается в современной культуре как некий релакс, дающий силы для последующего действия. Плотин же говорит о самоценности созерцания и даже большей ценности созерцания, чем действия:
«Подобным образом и люди, чья способность к созерцанию слаба, находят себя в практической деятельности – этом слабом подобии созерцания и смысла. Душевная слабость не позволяет им наполниться созерцанием, и они спешат воссоздать недостающее в практической деятельности: не в силах видеть умом, они хотят увидеть глазами, пощупать, показать другим».

Следуя логике здравого смысла, современный человек считает, что цели можно достичь лишь при помощи определенных средств, что найти можно только в результате поиска. Человек непременно должен действовать – это аксиома человека Нового времени. Но всей этой «логике» неподвластно творчество. Создавал ли Лобачевский свои аксиомы, Эйнштейн - свою теорию относительности, Рафаэль - «Сикстинскую Мадонну», ставя цели и используя средства? Да, конечно. Но цели эти и средства исчезают перед лицом того, что они увидели, то есть созерцали.

Столь ли далек был Плотин от «реальной» жизни? Порфирий сообщает, что Плотин был опекуном детей и занимался их воспитанием. Философ был открыт для людей:
«Многие мужчины и женщины из числа самых знатных перед смертью приносили к нему своих детей, как мальчиков, так и девочек, доверяя их и всё своё имущество его опеке, словно был он свят и божествен. Поэтому дом его полон был подростков и девиц… Он терпеливо принимал отчёты от управителей детским имуществом и следил за их аккуратностью: пока дети не доросли до философии, говорил он, нужно, чтобы имущество их и доходы были при них целыми и неприкосновенными. Но и в стольких своих жизненных заботах и попечениях он никогда не ослаблял напряжения бодрствующего своего ума».

Способ ведения Плотином занятий был предельно приближен к запросам слушателей. Плотин сам просил, чтобы ему задавали вопросы. Во время своих занятий, бесед Плотин фиксировал вопросы слушателей и затем, давая на них ответы, создавал свои тексты. (В нашей «системе» ни один преподаватель философии в вузе, практикующий такой способ, не продержался бы долго на своем месте).

Плотин – величайший философ-мистик. Мистицизм, с одной стороны, всегда был в моде в кризисные эпохи. Но, с другой стороны, «чисто духовное», к чему стремился Плотин, воспринимается современным человеком, вкусившим философию Ницше, фрейдистский психоанализ, как идеалистический обман. Социология, психология показали, насколько детерминирован человек. И все же, разве человек до предела овеществлен, а его жизнь, в том числе и внутренняя, может быть до конца рассчитана и исчислена?

В чем рентабельность философии? Философия - роскошь для немногих? Вот вопросы обывателя, на которые мне самому не раз приходилось отвечать, в том числе и тогда, когда я задавал их сам себе. Но такой же «бесполезной» роскошью являются, скажем, поэзия, живопись. Однако эта «роскошь», как и философия, освобождает человека из плена утилитарности, человек осознает, что на каком-то уровне он вовсе не является заложником материального мира. Все это, конечно, полезно, только не в том смысле, в каком мы обычно понимаем пользу. Философия весьма полезна для человека как мыслящего существа, я бы даже сказал, что она в каком-то смысле является элементарной потребностью человека, - вопреки банальности повседневной жизни.

Плотин, как и все выдающиеся философы, был философом в самой повседневной жизни. Да и философия – в общем–то, деятельность тоже повседневная. Наверное, если бы сейчас существовал философ, подобный Плотину, он не отвратился бы, в отличие от нынешних рафинированных интеллектуалов и эстетов, от людской скверны.
Tags: мне нравится, образ жизни, философия жизни
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments