Роман Авдеев (avdeev_roman) wrote,
Роман Авдеев
avdeev_roman

Category:

Взгляд в будущее

Николай Васильевич Гоголь – наверное, одна из самых загадочных фигур в мировой литературе. Возможно, одним из объяснений этого может быть то, что Гоголь по-своему совместил в своем творчестве культурные, социально-экономические противоречия, отмечавшие в то время ход западной и российской истории.

Отправляясь в Петербург, Гоголь мечтал о каком-то своем великом призвании в служении России. Правда, мечтал он о карьере государственного служащего, а не писателя. Послужив в министерстве уделов, побывал Гоголь и в роли профессора кафедры всеобщей истории в Петербургском университете. Однако его профессорская деятельность оказалась неудачной. Сохранились свидетельства о неудачной профессуре Гоголя, студентам не нравились его лекции, среди них, кстати, был тогда и И.С. Тургенев. Гоголю пришлось оставить профессуру. В одном из своих писем Гоголь писал: «Я расплевался с университетом, и через месяц опять беззаботный казак. Неузнанный я взошел на кафедру и неузнанный схожу с нея…» . Но самое главное, конечно, то, что он не переставал писать и издавать свои сочинения.

Когда Гоголь находился в пике известности и популярности в России, в его душе происходило нечто такое, что заставило его впоследствии отказаться от собственного литературного творчества. Гоголю казалось, что он призван не к литературе, а к чему-то другому. Им овладевали покаянные настроения, стремление очиститься от скверны, смирение и самоуничижение кающегося «грешника». Судьба в то время свела писателя с ржевским протоиереем о. Матвеем Константиновским, который всячески укреплял убеждение Гоголя в том, что вся его литературная деятельность пагубна и греховна. Писатель видел себя в роли моралиста и религиозного исповедника. Когда была издана книга «Выбранные места из переписки с друзьями», которую сам писатель тогда считал своей «единственной дельной книгой», она была критически встречена даже людьми консервативного образа мыслей. Да, Гоголь был далек от достижений современной ему западной философской, политической мысли, и его интересы обращались к какому-то доренессансному прошлому народов. Я думаю, что сегодня вполне очевиден тот урок, который преподнесла человечеству история 20–го столетия: духовная сила человека, религия, мораль могут изменить человека, но не могут изменить государство, поскольку механизм никогда не сможет стать организмом, тем более духовным. Душа человека и государство – совершенно различные ипостаси, до карикатурной противоположности различные.

Государство, по сути, не может быть религиозным. Государство - это машина, которая требует постоянного обновления, реформ, постоянного соизмерения с духом времени. А именно этого и не хватало дореформенной России. Впрочем, Гоголь довольно долго жил в Западной Европе, знал четыре иностранных языка (немецкий, французский, итальянский и польский) и имел возможность ощутить преимущества экономической и политической системы Запада. Живя в Европе, Гоголь не мог не заметить ту многовековую европейскую культуру специализированного труда, добросовестность и деловую этику, о которых так вразумительно говорил впоследствии Макс Вебер. Гоголь просто не мог не противопоставить все это отсутствию культуры и культа труда в современной ему России. В «Мертвых душах» тому немало свидетельств. Персонаж 2-го тома «Мертвых душ» Платонов говорит о нашем «ничегонеделании»: «… иной раз, право, мне кажется, что будто русский человек – какой-то пропащий человек. Хочешь все сделать – и ничего не можешь. Все думаешь: с завтрашнего дни начнешь новую жизнь, с завтрашнего дни сядешь на диету – ничуть не бывало: к вечеру того же дни так объешься, что только хлопаешь глазами, и язык не ворочается: как сова сидишь, глядя на всех, право. И так все».

Но в России всегда находились предприимчивые люди. Таков и Чичиков, у которого стремление к легкой наживе дополняется природной талантливостью и смекалкой русского человека. Чичиков, по сути, – предприниматель без деловой этики, по-своему талантливый и неунывающий тогдашний «новый» русский, не имеющий возможности в своей «Одиссее» осуществить свой предпринимательский талант в условиях патриархальной России, которая представлялась Гоголю какой-то непреодолимой бесконечностью.

Гоголь гениально изобразил национальную психологию и даже физиономию русского человека: лгун Хлестаков, грубый медведь Собакевич, слащавый Манилов, безбашенный игрок и кутила Ноздрев. Вряд ли можно сказать, что Гоголь был одержим каким-то национальным самомнением, так изобразив Россию. Конечно, все это – фантазия поэта, но гениально достоверная.
Гоголь явно негативно относился и к тогдашней российской государственной имперской машине – бюрократической, мундирной и парадной. Его изображение тогдашней государственной машины, тогдашней бюрократии не только, даже, наверное, не столько карикатурно, сколько мифологично. Изображенный Гоголем Петербург – мир иллюзий, масок, лишенных действительности.

Конечно, Гоголь, как гений и странник, не мог быть простым обывателем и на фоне последних выглядел отшельником. О Гоголе писали, что он, с одной стороны, отстал от своего времени, а с другой – опередил его. При всей своей «патриархальности» Гоголь предвосхитил символизм, ряд направлений модернизма, а его религиозно-философские искания оказались в дальнейшем актуальными в среде русских религиозных философов. В этой связи хочу привести здесь мнение Дмитрия Чижевского, известного исследователя творчества Гоголя: «Он оказался во многом единомышленником и союзником последующих поколений именно потому, что духовно принадлежал к поколению своих отцов» .

Валерий Брюсов полагал, что Гоголь «воплощал в своих произведениях только идеальный мир своих видений», а от материального мира он был отделен «непреодолимой стеной своей грезы» . Так это или нет, но, наверное, именно эти видения и «грезы» и способность их выразить и составляют суть творчества Гоголя, сумевшего создать совершенно оригинальные, загадочные и чеканные визионерские образы. Сказать, что творчество Гоголя сейчас актуально, - это было бы слишком поверхностно, потому что истинная тема, всегда занимавшая Гоголя – это, конечно, не государство, не экономика и прочее, а душа человека, всегда стоящего на краю бездны его бытия и спасаемого только верой.

Tags: давайте обсудим, личность, мое мнение, общество, философия жизни
Subscribe

  • "Roman Avdeev: Moscow’s most unlikely billionaire"

    Недавно я дал интервью изданию "Euromoney". Получилась довольно интересная беседа, обсудили большой спектр вопросов - от бизнеса до…

  • Нужен ли нам сегодня культ гениев?

    Что означает сейчас это когда-то таинственное, а ныне стершееся понятие – « гений»? Нужен ли нам сегодня культ…

  • Доказал ли Кант бытия Бога?

    «Ведь говорил я ему тогда за завтраком: «Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • "Roman Avdeev: Moscow’s most unlikely billionaire"

    Недавно я дал интервью изданию "Euromoney". Получилась довольно интересная беседа, обсудили большой спектр вопросов - от бизнеса до…

  • Нужен ли нам сегодня культ гениев?

    Что означает сейчас это когда-то таинственное, а ныне стершееся понятие – « гений»? Нужен ли нам сегодня культ…

  • Доказал ли Кант бытия Бога?

    «Ведь говорил я ему тогда за завтраком: «Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно.…