Роман Авдеев (avdeev_roman) wrote,
Роман Авдеев
avdeev_roman

Полвека Берлинской стене: хорошо, что все в прошлом.


Сегодня в Берлине о том, что город был поделен уродливой бетонной стеной, напоминает только линия на мостовой. Она проведена там, где когда-то была стена. Да еще кое-где сохранены сами остатки бетонного забора.
 


Но трудно поверить, что эта размалеванная стенка была когда-то государственной границей.  Кто может представить себе рядом с Кремлем, по Арбату стену – да не просто стену, а все, как полагается: колючую проволоку, вышки, погранпосты? Больная фантазия режиссера фильма ужасов – скажут молодые. Но 13 августа 1961 г. она стала реальностью для немцев на 28 лет.




Причем Восточный Берлин, бывший советский сектор оккупации, был вытянут тонкой полоской с севера на юг. Я бывал в ГДР еще студентом и помню, как ходил по Берлину. Эта трехметровая бетонная преграда возникала в самых неожиданных местах, далеко от центра. Идешь по району Панков, на севере – стоп, стена. Идешь по Трептову, на юге, - опять она из-за поворота маячит. Чувство, что ты в загоне, не покидало ни на минуту.

Тогда я еще задумался, а каково жить там, за стеной, в закрытом со всех сторон городе? И еще, кто же ее, в конце концов, создал, мы или сами немцы? Покопался в книгах, и картинка  в целом сложилась.

К лету 1961 года, когда стало ясно, что нищий социализм на Востоке – это всерьез и надолго, немцы стали массово перебегать на Запад. В день ГДР покидало 1500-2000 человек. Тогдашние правители, прежде всего Вальтер Ульбрихт, с начала года забили тревогу: еще несколько таких лет,  и строить светлое будущее будет просто некому. Нужен забор.

Первоначальная инициатива исходила от немцев. Но независимость ГДР была во многом формальной, без разрешения Москвы сделать они все равно ничего не могли. Хрущев медлил и его можно понять. Где это видано: делить большой город стеной, идеологических проблем наживешь больше, чем выгод. Но летом ситуация изменилась. И не только бегство восточных немцев было тому причиной.

В горах Саксонии и Тюрингии существовала закрытая зона советско-германской «дружбы» – предприятие «Висмут». К висмуту оно никакого отношения не имело, зато в строгой секретности добывало к тому времени почти весь уран для советских атомных бомб. Заменить такого поставщика стратегического сырья было просто нечем. И по мере усиления нестабильности в ГДР Хрущев пришел к выводу, что надо обезопасить и «Висмут», и свой форпост в Европе в целом.

В середине июля  1961 года в Группу советских войск в ГДР пришла команда разработать план разделения Берлина. Надо было разрезать все коммуникации, транспорт, предусмотреть боевую готовность советских войск на случай инцидентов. Разматывать колючую проволоку, а потом радостно строить стену должны были сами немцы, но не берлинцы, а «рабочие дружины» из провинции.

Этот план был разработан за неделю советским оперативным отделом, подписан Ульбрихтом, но окончательное решение принимал Хрущев. За его подписью в левом верхнем углу даже специально пришлось в грозу 10 августа лететь в Москву. Время «Ч» наступило в ночь на 13 августа. Замуровывались окна и подъезды в домах, выходившие на Запад. Перегораживались улицы. Берлинцы, работавшие на Западе, в одночасье стали безработными. На годы были разделены семьи.


 

Восточные немцы смирились со своей судьбой, бежать теперь было некуда. Советские войска обосновались в ГДР всерьез, но окончательно получили в глазах немцев статус оккупантов. Может, кто и скажет – это плата за фашизм, так немцам и надо? Но я думаю иначе. Хорошо, что все это в прошлом.

 


Tags: всякое бывает, история, философия жизни, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments