Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

springtime

Первое взятие Берлина



Твердая вера в то, что «русские прусских всегда бивали» могла зародиться у Александра Суворова еще в молодости при взятии Берлина 9 октября 1760 г. «Набег», «налет» - ведь русские войска пробыли в Берлине всего 4 дня – был удачным, но в военном отношении большого значения не имел, да и вообще выглядел довольно-таки бесцветно. p_091012_BerlinМолодой подполковник Суворов состоял тогда при штабе графа Чернышева, который очень хотел принять капитуляцию столицы самого Фридриха II. Но не успел. К Берлину бегом подоспели союзные русским австрийцы и их командующий, граф Ласси, кстати, сын забытого историей российского фельдмаршала, но ирландца по рождению, Петра Ласси, предложил прусскому гарнизону сдаться ему лично. Берлинцы, рассудив, что еще один граф, командующий кавалерийским корпусом русских Тотлебен, из всей этой троицы самый свой, «лихой саксонец», померанский помещик, когда-то даже живший в Берлине, сдались ему. И поднесли ключи от города, которые теперь на вечном хранении в Казанском соборе в Петербурге. Их копии получили в подарок наши солдаты в 1945…

Вся эта экспедиция стоила русским 100 жизней, потери противника были больше в разы. Фридрих кинулся из Силезии обратно к своей столице, «оккупантам» пришлось быстро уйти, забрав не такую уж большую контрибуцию, королевских лошадей, несколько тысяч пленных. Спасибо Тотлебену. Ведь Чернышев получил довольно жесткие инструкции: «От города требовать знатную контрибуцию… Тамошние арсеналы, пушечный литейный завод, все магазины, оружейные и суконные фабрики вконец разорить и паче потребным для армии воспользоваться». Но память об этом первом взятии Берлина – а с тех пор пришлось «возвращаться» еще два раза – прочно вошла в анналы военной истории России. Да и напоминала о себе серебряными трубами и литаврами, первыми коллективными наградами за боевые заслуги, пожалованными соответствующим полкам. Говорят, когда уже германский император и по совместительству прусский король Вильгельм II, по иронии или недосмотру провозглашенный шефом драгунского полка, бравшего когда-то Берлин, спросил, за что у полка такая роскошь, трубач по уставу гаркнул: «За взятие Берлина в 1760 году, Ваше Императорское Величество!» Приятно было лишний раз вспомнить. Collapse )
what say?

Король, объединивший Англию



Только что – и, на мой взгляд, предсказуемо – закончился шотландский референдум о независимости. 800px-King_William_I_('The_Conqueror')_from_NPG«Чуть-чуть» не хватило до развода, все с разными чувствами перевели дух и стали жить дальше. История Великобритании вовсе не всегда была такой мирной, это знает любой школьник. Более того, в начале пути она была более острой и конфликтной, чем во многих других углах Европы, а Англия долго оставалась именно ее закоулком. В 1066 г. очередное завоевание иноземцем покончило с самоизоляцией англо-саксонской эпохи. Вильгельм Завоеватель, внебрачный сын Роберта Дьявола, нормандского герцога, повернул Англию лицом к Нормандии, к Франции, к Европе, принес стране единство (кстати, подчинив не только ее непокорный север, но и ту же Шотландию), жесткую систему правления, новое земельное право, новую роль армии… Так выглядит «нормандская версия» событий. «Англосаксонская» говорит о жестокости Вильгельма, о том, что он без тени сомнения применял тактику «выжженной земли», беспощадно даже по тем временам расправлялся с противниками или колеблющимися, привел в Англию жадных рыцарей-наемников со всей Европы (евроинтеграция в реалиях XI в.). Эти разбойники переделили зеленые английские пашни и луга, везде насаждали свои обычаи, даже обучение велось теперь не на латыни, а на французском. А вот что пишут хроники того времени: «Он был очень строгим и жестоким человеком, и никто не осмеливался делать что-либо вопреки ему. Он сажал на цепь тех эрлов, которые поступали против его воли. Он изгонял епископов из их епархий и аббатов из их аббатств… Помимо прочего, он обеспечил стране безопасность – честный человек мог путешествовать по всему королевству с полной пазухой золота и не бояться; никто не смел ударить другого, какое бы зло тот ему ни причинил».Collapse )
there'ssomething far

Декрет о подозрительных: террор, возведенный в ранг закона



Великая французская революция конца XVIII в. потому и названа великой, что заложила основы современного разделения властей и политической системы в целом. o_podozritelnyh «Свобода, равенство, братство», - это ее лозунг. Законность, правовой порядок, конституция – это ее детища. Однако в неменьшей, а, может, и в большей степени, она родила великий страх, поскольку показала, как легко довести до абсурда «всеобщее счастье». Она ужаснула мир свободой, для своей защиты породившей террор. А он, возведенный в ранг закона, родил безжалостное бесправие, не снившееся даже монархии, а самые прекрасные слова и цели обернулись ужасом для всех, для несгибаемых революционеров – прежде всего. Символом революции стала якобинская диктатура. Символом диктатуры стал террор. Орудием революции стала не бумага закона, а металл гильотины. Законом стал разгул смерти.Collapse )
what say?

Варфоломеевская ночь: символ фанатизма и религиозного насилия


Событие, произошедшее в ночь с 24 на 25 августа 1572 г. в Париже, стало одним из символов насилия в истории человечества, причем насилия религиозного, «христианского», что делает его еще более отвратительным. Учение Христа и убийство несовместимы, «не убий» - краткая, без всяких разъяснений и оправданий, к тому же самая первая заповедь любви к ближнему. varfolomeevskayaА Варфоломеевская ночь стала символом организованной безудержной резни, животных инстинктов, ярости без смысла и цели, поскольку несколько дней в Париже, а потом и в других областях Франции резали не только протестантов-гугенотов, но и своих кредиторов-католиков, недругов-соседей, надоевших жен, зажившихся родителей, грабили и наживались. Погибло только в Париже около 3000 человек и от 5 до 30 тысяч по всей Франции. Эта ночь, многократно описанная в серьезных исследованиях и известных романах, вышла за рамки исторического факта и продолжает жить как миф, создавая свою цепочку событий, став в качестве мифа-символа фанатизма самостоятельной исторической силой. С подачи романов Дюма, многие, не задумываясь, восприняли хороших гугенотов и их героя адмирала Колиньи как невинных жертв этой трагедии, а коварных злодеев-кровопийц в лице королевы-матери Екатерины Медичи и ее незадачливого сына Карла, который и сам из окна в Лувре протестантов отстреливал, – как ее виновников.Collapse )
Something strange

Cказка о величии


6 августа 1806 г. австрийский император Франц похоронил 850-летний Первый Рейх, Священную Римскую империю германской нации, и себя как ее императора. В прошлое ушли наследие Рима, латынь, Карл Великий, имперский этикет, реликвии, столицы, соборы, коронации и саркофаги. Европейский «табель о рангах» монархов остался без своей первой величины, ведь и Наполеон, и Франц провозгласили императорами себя сами. Печальное событие для фанатов средневековья, рыцарства, певцов-менестрелей и прочей романтики. Современный мир создавался не легендами и балладами, а Гражданским кодексом Наполеона и «железом и кровью». В этом противоборстве у Священной Римской империи, которая ни священной, ни римской, ни империей никогда и не была (Вольтер), шансов на выживание не осталось.

Сам по себе этот великий исторический казус, конечно, очень интересен. Возникнув в 962 г. на обломках такой же виртуальной «империи Карла Великого» (империей она была, пока он ездил усмирять всех подданных по очереди), как наследие давно угасшего Рима, он (казус) оказался весьма живучим, хотя на протяжении всей своей истории непрерывно что-нибудь терял: территории, централизацию, власть, единство.Collapse )
Rubik"s cube

Властолюбива и честолюбива...


14 июля 1704 г. умерла схимонахиня София, которую до этого звали Сусанной, а еще раньше – царевной Софьей. Сестру Петра I с легкой руки Карамзина и Соловьева многие привыкли считать личностью выдающейся: чуть ли не первой гуманисткой (как же, женщин-мужеубийц приказала в землю больше не закапывать, а только казнить обычными способами), эмансипированной особой, своего рода провозвестницей «женского» XVIII в.

Конечно, фигура Софьи весьма необычна, как и само ее желание вырваться из незавидной доли русских царевен. Замуж их не выдавали – за своих, русских, бояр выйти было унизительно, а иностранных принцев надо было еще перед женитьбой принудить принять православную веру. Помимо того, что перемена веры всегда была грехом, само согласие принять веру жены означало переход в ее семью, послушание и покорность. На такое могли еще пойти татарские царевичи, не видевшие перспектив в развалившейся Орде, но не европейские принцы, для которых всегда находилась какая-нибудь западная принцесса. Вся жизнь этих незамужних сестер и теток царей и царевичей проходила в тереме, даже в церкви они помещались отдельно. Гаремных радостей плотской жизни они знать не должны были, образования как такового не получали, так что оставались лишь потешки, тряпки, еда-питье и – интриги.

Софья, одна из пяти оставшихся в живых дочерей царя Алексей Михайловича, неожиданно вышла из этой тюрьмы прямо во власть и политику в 25 лет. Немолодая некрасивая девица сумела повернуть ход событий в пользу брата, заставив признать сразу двух царей, Ивана и Петра, а сама за их малолетством стала регентшей. Историки, которые никак не могут прийти к согласию в ее оценке, едины в одном: Софья была до предела властолюбива и честолюбива. Пусть так, зачем иначе было присутствовать на приемах и – вот срам для царевны – беседовать самой с иноземцами, участвовать наравне с братьями в церемониях и даже подсказывать им, неразумным, нужные ответы из окошечка позади трона?

Collapse )
Finam FM

Первый в России хоспис....


Я хотел бы вернуться к теме благотворительности – ведь многим думается, что она появилась сравнительно недавно, веке в XIX. На самом деле многое из того, что делалось и тогда, и сейчас, существовало довольно давно. И люди получали помощь. Взять хотя бы хоспис. «Если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь». Хорошие слова доктора Лизы. Но их мог сказать и Федор Ртищев, а жил он в XVII веке, во времена царя Алексея Михайловича. Этот человек вообще настолько интересен, а благие дела его настолько разнообразны, что с трудом верится в то, что их делал он один.

Царский вельможа, он больше всего известен как дипломат времен русско-польских войн за Украину в середине XVII века. Но тогда он был известен и тем, что везде, где появлялся после сражений, приказывал собирать раненых и больных: как своих, так и пленных – в госпитали, дома для которых он нанимал за собственные деньги, из них же платил лекарям.

Так о хосписе. В 1650 году Ртищев открыл в Москве первую больницу не только для бедных, но и для неизлечимо больных и умирающих стариков. Там было всего 15 коек, но и это было в диковинку. Больше всего удивляло, наверное, то, что Ртищев сам часто навещал эту больницу и проверял, как ухаживают за умирающими. После смерти Ртищева 1 июля 1673 года больница без присмотра скоро сгорела, а наследники отказались ее отстроить. Тогда это сделали другие благотворители, назвав ее «больницей Федора Ртищева».

Collapse )
what say?

Никто не хотел войны...

Была на карте Европы одна область, и жили-были там славяне. История их была долгой и трудной. То под одной чужой властью были, то под другой оказались. А рядом получило независимость одно славянское государство, которое, само по себе небольшое и совсем не сильное, решило стать великим. Для этого оно хотело присоединить к себе бедных братьев, а братья хотели присоединиться и освободиться. Страшная мечта получилась. Потому что весь регион стал рассадником национализма, интриг своих и чужих спецслужб, пристанищем патриотов, революционеров, террористов, убийц – всех сразу.

«Пороховая бочка Европы» - это Балканы. Два столетия подряд, да и сейчас там не очень-то спокойно. Но 28 июня 1914 г., с двойного убийства наследника австрийского престола Франца Фердинанда и его жены 19-летним мальчишкой-фанатиком идеи Великой Сербии Гаврилой Принципом (начитался и наслушался романтических идей про благородный терроризм) завязался узел Первой мировой войны. Никто не думал, что все так серьезно. Никто большой войны не хотел. Но слишком многие были не против войны маленькой.

Collapse )
Rubik"s cube in flight

Нужно ли извиняться за ошибки прошлого?

Весной этого года премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган впервые выразил соболезнования потомкам армян, подвергшихся массовому уничтожению на территории Османской империи во время Первой мировой войны. И это не единственный прецедент.

Мне кажется, одной из самых главных и ярких фотографий 70-е года можно назвать изображение, на котором канцлер ФРГ Вилли Брандт преклоняет колено перед монументом жертвам нацизма в Варшавском гетто. Этим символическим жестом он просил прощения за преступления гитлеровского режима перед человечеством. И это еще один из ярких штрихов истории, который будут помнить долго.

В 2002 году Папа Иоанн Павел II извинился за казни, осуществленные Святой Инквизицией и объявил, что Церковь раскаивается за "действия, продиктованные нетерпимостью и жестокость в служении вере". Также все прекрасно помнят уход Бориса Ельцин, который извинился за то, что не смог добиться на своем посту всего, что обещал.

Collapse )
there'ssomething far

Могла ли Жанна Дева появиться в России?


Прошедший недавно опрос о «лице Победы» в истории России, когда большинство назвало этим лицом Суворова, заставил еще раз задуматься о роли национальных мифов и мифологизации истории. Мифы в данном случае, конечно, совсем не те, что в Древней Греции, в их основе лежат реальные факты, но такие экстраординарные, сразу в которые поверить трудно. Скажем так: тот же Суворов фактически не проиграл ни одного крупного сражения за свою полководческую жизнь. Воевал и ушел непобежденным. Это факт, который вкупе с суворовским юмором и сарказмом, летучими цитатами («Мы русские и потому победим»), оброс таким количеством легенд, что большой вопрос, узнал бы реальный Суворов свое «мифическое» лицо. Хотя, скорее всего, узнал бы, а вот с более древними персонажами дело обстоит сложнее.

Совершенно мифическим лицом стал реальный Робин Гуд – разбойник, который вроде как жалел и не грабил бедных, но кто знает, насколько надо выглядеть бедным, чтобы на тебя в лесу и напасть не захотелось. Среди «отечественных» героев можно назвать Александра Невского, который бился с рыцарями с Запада и приводил на Русь отряды монголов с Востока, Ивана Сусанина…
Collapse )