Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Avdeev"s light

Можно ли осудить убийство из милосердия?

Эвтаназия – это милосердие или жестокое убийство? Возможно ли узаконить эвтаназию? Позиция церкви по этому поводу известна - со смирением принимать страдания как проявление воли Бога. И сам человек, и никто другой не волен над собой, не должен распоряжаться своей и тем более чужой жизнью. С этим я согласен: убийство «из милосердия» не перестанет быть убийством.

Но не оспаривая грех убийства, я категорически против позиции церкви по вопросу эвтаназии. Давайте говорить по-взрослому, и определим дефиниции. Если у нас есть медицина, лекарства, и мы не бросаем своих людей просто так умирать без всякой помощи, то уже мы имеем дело с завуалированной эвтаназией. Любой доктор, понимая, что перед ним смертельно больной, выбирает тактику действий, чтобы облегчить ему мучения. Но любая тактика, в конечном счете, ускоряет смерть.

Collapse )
main

Врач избил пациента после операции

Я даже не знаю, как это комментировать...

Оригинал взят у radulova в Врач избил пациента после операции
Главный реаниматолог пермского Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии ударил в грудь пациента, перенесшего шунтирование. Больной, только что перенесший тяжелую операцию на сердце и пристегнутый к больничной койке, не смог увернуться. После избиения мужчина прямо в палате скончался. Видео не для слабонервных.



"Это был тяжелый день после суточного дежурства, - вспоминает в разговоре с корреспондентом Life News Андрей Вотяков. - Как только я вместе с медперсоналом зашел в палату к больному, он начал меня оскорблять мерзкими словами. И тут меня, можно сказать, переклинило. Ведь мы с этим сложным пациентом очень долго возились, чтобы поставить его на ноги, и никакой благодарности! Ну, и еще хроническая усталость дала о себе знать, и я сорвался".



Доктор уверен, что удары, нанесенные им в грудь недавно прооперированному человеку, никак не отразились на работе его сердца. Смерть пациента, по мнению Андрея Вотякова, наступила вовсе не от этого: "После инцидента мы продолжали назначенное лечение, но, к сожалению, больной умер".

В Следственном комитете сообщили, что специалисты ведомства уже отправились для проверки в медицинское учреждение. В клинике будут изъята история болезни погибшего и все документы, связанные с инцидентом. Будут установлены все обстоятельства случившегося, также - причинно-следственные связи между побоями и смертью пациента.
main

Детская преступность – это страшно...

Вопрос детской преступности крайне сложный. Я прекрасно понимаю настроение общественности: те девочки, которые зверски убили свою одноклассницу, должны быть наказаны, и в данном случае просто необходимо принимать карательные меры.

Но, к сожалению, зачастую дети не способны до конца осознать весь ужас того, что они натворили. И только наказание не сможет остановить их в дальнейшем, здесь важно воспитание. Ребенку с самого рождения необходимо прививать общечеловеческие ценности, объяснять, что такое хорошо, а что такое плохо.
Something strange

Насилие во благо?

Возможно ли общество без насилия? Сам этот вопрос может послужить поводом не только для размышлений, но и для позитивных изменений в жизни людей. Я полагаю, что суть всякого насилия – в подавлении свободной воли человека. Общеизвестное архетипическое проявление насилия – власть отца, а также – власть закона и его представителей. Я бы сказал, что элемент насилия неизбежен и в воспитании детей, поскольку родители, по идее, обладают разумным и волевым превосходством над ребенком. Так что в этом смысле общество без насилия невозможно, и можно даже говорить о правомерности насилия. И все же я бы заменил здесь слово «насилие» словом «принуждение». Речь здесь должна идти исключительно о некоем минимуме - принуждении согласовывать собственную волю с разумными нормами общежития, но не о принуждении следовать традициям, авторитетам и т. д.

Но есть и другая сторона дела. Насилие, каким бы оно ни было, все же находится вне пределов морали, которая начинается там, где кончается насилие. Мы постоянно являемся свидетелями попыток нравственного обоснования насилия. При этом людей разделяют на добрых и злых. Считается, что уничтожение носителей зла и есть уничтожение самого зла. Но вот Апостол Павел полагал иначе: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6, 11-12). Борьба против духовных сил зла не есть борьба против людей («против крови и плоти»).

Ведь человек по своей природе морально амбивалентен (абсолютно уверенная в себе святость святостью не является), и принципиально каждый человек может быть добрым, но вряд ли только с помощью насилия над человеком можно побудить его к добру. Кто столь безгрешен, что может безошибочно судить о добре и зле и принимать решение о насилии по отношении к кому-либо? В евангельском рассказе Иисус, призванный фарисеями осуществить правосудие, отказался быть судьей над женщиной, уличенной в прелюбодеянии и подлежащей, согласно Торе, избиению камнями. По сути, Иисус, как человек, отказался выступить полномочным представителем добра, призывая людей не бросать камни в предполагаемую жертву, а обратить внимание на собственную греховность.

Collapse )
Rubik"s cube

Что делать со стреляющими свадьбами и существует ли этническая преступность?

Slon.ru
Что делать со стреляющими свадьбами и существует ли этническая преступность?Что делать со стреляющими свадьбами и существует ли этническая преступность?

Если каждый день мы узнаем из сводок криминальной хроники, что значительную долю преступлений совершают «гости столицы», поневоле отношение к ним меняется на подозрительное •
Подробнее на Slon.ru


«В Петербурге двое кавказцев изнасиловали в массажном салоне девушку- администратора, записавшись на сеанс», «В Москве пятеро «зайцев» кавказской внешности устроили резню в трамвае», «По Москве пронеслась очередная "стреляющая" свадьба», - это будничная лента за один день, не выделившийся каким-то особым информационным фоном.

Пора назвать вещи своими именами – это этническая преступность. Как бы наши власти ни делали вид, что этого неприятного явления нет в нашей стране, как бы ни пытались все свести к социально-бытовой составляющей, эта проблема все же существует и становится все более актуальной буквально с каждым днем.

Конечно, здесь речь идет не о преступности как таковой. Безусловно, преступность вне контекста действительно, национальности не имеет, что нам в последнее время пытаются внушить СМИ. Но проблема заключается в том, что, как бы этого ни хотели, вырвать проблему этнической преступности из контекста национальных отношений не получается. Старательное замалчивание этой проблемы, к сожалению, способно не сгладить проблемы в межнациональных отношениях, а наоборот, самым драматическим образом их обострить.

Существуют чисто психологические закономерности, которые наше сознание не в состоянии изменить или игнорировать. Сколько бы ни было рядом замечательных людей разных национальностей, которые честно трудятся в самых разных сферах, если каждый день мы узнаем из сводок криминальной хроники, что значительную долю преступлений (причем, наиболее тяжких) совершают «гости столицы», мы поневоле начинаем с подозрением и опаской относиться к ним всем. И это начинает касаться, в том числе, тех, кто этого нимало не заслужил. Такова особенность нашего сознания, переломить которую очень трудно.

В последнее время все чаще нам предлагают такой нехитрый способ квази-борьбы с проблемой этнической преступности: обязать журналистов под страхом ответственности прекратить упоминать национальность преступников в своих сводках. Метод этот, по-моему, кроме как идиотизмом назвать нельзя. Прекратить обсуждать тему этнической преступности, о которой мы, кстати, все чаще узнаем не из сообщений СМИ, а из реального жизненного опыта, – это примерно то же самое: спрятаться от проблемы вместо того, чтобы начать ее решать. А решать нужно, потому что рано или поздно любой нарыв имеет тенденцию прорываться. И вот тогда последствия могут оказаться совершенно непредсказуемыми, а любые меры запоздалыми и бесполезными. Особенно это касается такой деликатной сферы, как национальные отношения.

Я понимаю, что эта проблема лежит на поверхности, и ничего нового я не открыл, поэтому я предлагаю несколько вполне конкретных вещей.


Collapse )
straight look

Неистребимая взятка?



О взяточничестве, коррупции и борьбе с ними написаны тысячи статей. Нового, пожалуй, тут ничего не скажешь, но и одну памятную историческую дату не хотелось бы пропустить. Дело в том, что 27 августа 1760 года императрица Елизавета издала указ, запрещающий взяточничество госчиновников.

Вообще для меня тема взяточничества распадается на два аспекта. С точки зрения морали, взятка является злом и поэтому неприемлема ни под каким соусом.
Но когда мы говорим о борьбе с коррупцией на государственном уровне, то, конечно, во главу угла ставится совсем не вопрос морали. Такой способ решения проблем, как взятка, делает всю экономику неэффективной и неконкурентоспособной. Потому что одни люди получают необоснованные преференции просто коррумпируя чиновников. Это обваливает рынки, рушит все экономические механизмы. В результате мы все теряем. Для потребителей это сказывается на цене товаров, за которые приходится переплачивать, а государство теряет налоги. Основное зло коррупции заключается именно в этом.

А если говорить об этической стороне дела, то я не хотел бы выступать в роли проповедника. Могу высказать свое отношение: взятка – это негативная сторона нашей жизни. Я понимаю, что так или иначе мы все даем взятки и вольно или невольно включены в эту систему. У меня нет ответа на вопрос, можно ли вообще изжить взяточничество и коррупцию. Вопросы из разряда «все или ничего» мне не очень нравятся. Здесь можно только определить направление, в котором мы должны двигаться, и это направление – борьба со взяточничеством и коррупцией.

Попробую порассуждать на эту тему в несколько неожиданном жанре.

Collapse )
Cheburashka

Ужесточение наказаний не снизит преступность, но породит армию рецидивистов.

На днях депутаты Госдумы вышли с предложением снизить возраст привлечения к уголовной ответственности несовершеннолетних, мотивируя это жестокостью совершаемых подростками преступлений. За совершение тяжких преступлений парламентарии предлагают отправлять в колонии детей с 12-летнего возраста, за все прочие нарушения закона - с 14 лет.
По словам члена комитате Госдумы по конституционному законодательству Владимира Поневежского, в последнее время количество тяжкий преступлений, совершаемых подросткам до 14 лет, значительно увеличилось, однако их невозможно привлечь к ответственности по действующему законодательству. Парламентарий уверен, что малолетних преступников будет останавливать страх перед серьезным наказанием.


Я лично категорически против того, чтобы снижать возраст наступления уголовной ответственности с 14 до 12 лет. Попробую обосновать свою позицию.

Сторонники такого решения ссылаются на пример Великобритании, у которой есть опыт уменьшения возраста уголовного преследования, а это развитая демократическая страна.
Да, это правда. Есть еще ряд европейских стран, где уголовная ответственность наступает с 10 или 12 лет, а в некоторых штатах США дети, совершившие особо тяжкое преступление, могут быть приговорены к пожизненному заключению.

Но все дело, как всегда, в нюансах. В Европе малолетних преступников сажают не в тюрьмы, а в специальные исправительные учреждения. Там, конечно, строгий режим, но это точно не тюрьма и даже не детская колония.

Collapse )

Avdeev"s light

Кто осудит Убийство из милосердия?

Осенью прошлого года по новостям, ток-шоу и блогам прошла тяжелая история. Молодой парень из Орехово-Зуева, обычный с виду, да к тому же полицейский, задушил больную раком мать. Сделал он это из сострадания, выполняя ее последнюю просьбу. Конечно, трудно осознать такое. И пошло-поехало. Милосердие или жестокое убийство?  Как он мог? Как она могла? Кто виноват? Возможно ли узаконить эвтаназию?
 
Мне так же трудно говорить об этом, как и другим, а, может быть, еще больнее, потому что я терял близких людей. Я лично не боюсь смерти, но знаю тот ад бессилия, когда у тебя на руках умирает самый близкий, родной человек, а ты не можешь помочь, облегчить неизбежный уход в иной мир. И это может длиться месяцы и годы.
 
Позиция церкви по этому поводу известна - со смирением принимать страдания как проявление воли Бога. И сам человек, и никто другой не волен над собой, не должен распоряжаться своей и тем более чужой жизнью. С этим я согласен: убийство «из милосердия» не перестанет быть убийством. Этому парню жить теперь с этим, и абсолютно второстепенными становятся вопросы, посадят его или нет и насколько.

Но не оспаривая грех убийства, я категорически против позиции церкви по вопросу эвтаназии. Давайте говорить по-взрослому, и определим дефиниции. Если у нас есть медицина, лекарства, и мы не бросаем своих людей просто так умирать без всякой помощи, то уже мы имеем дело с завуалированной эвтаназией. Любой доктор, понимая, что перед ним смертельно больной, выбирает тактику действий, чтобы облегчить ему мучения. Но любая тактика, в конечном счете, ускоряет смерть.
  
Collapse )


Update.
А вот еще информация в тему поста.
В Нидерландах с 1 марта начинают работать специализированные бригады врачей, которые будут не лечить, а лишь помогать смертельно больным добровольно уйти из жизни. ...Шесть команд, каждая из которых состоит из доктора и медсестры, будут выезжать на дом к пациентам, согласным на эвтаназию, и вводить смертельные препараты в случае, если семейный врач, который ведет историю болезни, отказывается это сделать по этическим или религиозным соображениям.


in white

Отрубание руки испугает воришку, но не преступника.

На днях услышал по радио новость о том, что на Украине выпустили из тюрьмы Игоря Безслезного, осужденного на пожизненное заключение. Этот человек подробно описывает, каково ему было в тюрьме. Если резюмировать, то несладко. Но сейчас не об этом.

Случай с Безслезным еще один наглядный аргумент в пользу того, что смертную казнь приводить в исполнение нельзя.

Лично я против смертной казни со всех точек зрения. И с гражданской, и с религиозной. Я считаю, что Бог дал жизнь человеку, и никто не в праве ее отнимать. Это раз.

Змеи меняют шкуру, а люди меняют душу. И очень многие люди кардинально меняются к лучшему за свою жизнь. И третье – от ошибки никто не застрахован. Всем, кто так рьяно выступает за смертную казнь, я бы советовал еще раз в спокойной обстановке посмотреть давнишний фильм «Зеленая миля».


 

Злость и агрессия, которые возникают у людей по отношению к преступникам, понятны и объяснимы, но где-то надо и затормозить свои рефлексы.

Я абсолютно убежден, что само по себе наказание никого не остановит, так как человек, совершающий  «расстрельные» преступления, явно находится не в здравом уме и рассудке. К тому же любой преступник думает, что его не поймают. И это мировая практика.

Жесткость наказания работает только в отношении мелких воришек. Отрубание руки за кражу шоколада или за угон машины может привести к тому, что можно будет оставлять ключи в замке, и ее никто не тронет.

Но на более серьезные преступления это не распространяется.

Не согласны?